0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мысли об антиалкогольной кампании при Горбачеве

Мысли об антиалкогольной кампании при Горбачеве

11 марта 1985 года Михаил Горбачев занял пост генсека ЦК КПСС и стал последним главой тогда еще большой и мощной державы. Свою деятельность он начал с глобальной перестройки системы, одним из первых этапов которой стала антиалкогольная кампания.

Цель антиалкогольной кампании Горбачева

Горбачев сразу взял курс на активное ускорение социально-экономического развития государства и принялся за реализацию антиалкогольной программы, которую начали совместно готовить в ЦК еще при Брежневе. Однако сам Леонид Ильич не считал ее приоритетной задачей и не поддерживал.

Нужно признать, что у Горбачева были самые благие намерения. В одном из интервью он рассказал, что ситуация с массовым пьянством к тому моменту достигла критической отметки. Чуть ли не половина взрослого мужского населения перешагнула черту алкоголизма, пристрастились к рюмке и женщины. Пьянство на производстве, большое количество ДТП, брошенные родителями-алкоголиками на произвол судьбы дети – все эти проблемы требовали незамедлительного решения. И тогда Михаил Сергеевич принял решение бороться с ситуацией кардинально, как говорится, рубанул с плеча.

Глобальные планы и их реализация

16 мая 1985 года Президиум под руководством Горбачева издал указ «Об усилении борьбы с пьянством». Глобальная антиалкогольная кампания резко начала набирать обороты.

Основные пути реализации, ощутимые для населения:

● повышение цен на алкоголь в 2 и более раз;
● повсеместное уменьшение количества ликероводочных торговых точек;
● ограничение времени продажи (исключительно с 14.00 до 19.00);
● ужесточение наказания за распитие спиртных напитков в общественных местах (в том числе в городских парках, ж/д поездах).

Кампанию развернули с размахом. Повсеместно велась пропаганда здорового образа жизни, безалкогольных свадеб, юбилеев и других праздничных мероприятий. В продаже появилось безалкогольное шампанское, которым предлагали заменять настоящее. Но и на этом перегибы не закончились, это была лишь безобидная вершина «безалкогольного» айсберга.

Последствия антиалкогольной кампании 1985-1990 гг

Народ не был готов по указу ЦК расстаться с пагубной привычкой и бросить пить. Одновременно с началом безалкогольной кампании Горбачева началось развитие советской эпохи самогоноварения, подпольной торговли спиртом и спекуляции спиртными напитками. Самогоном и водкой из-под полы торговали предприимчивые граждане и таксисты. Из магазинов исчезло основное «сырье» для самогоноварения – сахар, который вскоре начали продавать по талонам, а в ликероводочные отделы выстраивались длинные очереди.

Употребление сомнительного алкогольного суррогата приводило к массовым вспышкам отравлений. Пили технический спирт, одеколон, денатурат и другие опасные вещества, содержащие градусы. Частично «вакуумную нишу» попытались заполнить наркоторговцы – именно тогда начался рост наркомании, ставшей глобальной проблемой.

Но самый большой урон был нанесен виноградникам. По имеющимся данным, было уничтожено около 30% – это на треть больше, чем составили потери во время ВОВ. В Молдавии, в Крыму, на Кубани, на Северном Кавказе были полностью истреблены некоторые уникальные коллекционные сорта винограда, была запрещена селекционная работа. Началась травля талантливых селекционеров, которые посвятили этому всю свою жизнь.

А еще антиалкогольная шоковая терапия нанесла серьезный урон по экономике страны, которая находилась с самого начала перестройки не в лучшем положении.

Положительные результаты или приукрашенные факты?

После старта антиалкогольной кампании на местах радостно рапортовали о росте рождаемости, уменьшении преступности и увеличении продолжительности жизни. Однако на деле выглядело все не совсем так. Именно в те годы начался настоящий разгул криминалитета, так что данные о сокращении преступности правильнее назвать выдачей желаемого за действительное. А рост рождаемости и увеличение продолжительности жизни историки и политологи больше склонны связывать с тем, что людям пообещали красивую жизнь и они поверили лозунгам, воспрянули духом.

Подведем итоги

Антиалкогольная кампания ни в одной стране мира не дала ожидаемых результатов. Бороться с пьянством нужно не запретами, а повышением уровня жизни.

Антиалкогольная кампания М.С. Горбачёва

7 мая 1985 года было принято постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Текст этого документа напечатали все газеты. Лозунг «Трезвость — норма жизни» стал девизом антиалкогольной компании. Параллельно произошло повышение цен на алкоголь и резкое ограничение его продажи. Водку стали продавать по талонам.

Административные меры привели к возникновению километровых очередей и самое страшное — к увеличению нелегального изготовления спиртных напитков. Решение «отрезвить» страну, принятое без должной исторической и экономической проработки, без учета психологии потребителей, поставило в тяжелое положение отечественную винодельческую и спиртоводочную промышленность, нанесло ей моральный урон, вызвало широкое недовольство народа. Выдавались абсурдные распоряжения о выкорчевке виноградников, что приводило к трагедиям: люди, связавшие свою жизнь с виноделием, умирали от инфарктов или кончали жизнь самоубийством. Ликероводочные заводы повсеместно переоборудовались в предприятия по выпуску безалкогольных напитков. Все это имело и финансовые последствия, причем серьезные, резко возросли спекуляция и воровство. Советская торговля недодала советскому же государству в 1986 году 12 миллиардов рублей, в 1987 году — 7 миллиардов. Из-за потерь в производстве вина и выращивании винограда недосчитались еще 6,8 миллиарда. Потом наступили новые времена — отмена государственной монополии на торговлю спиртным. Антиалкогольная борьба постепенно сошла на нет.

Попытка, предпринятая М.С. Горбачёвым через 2 месяца после прихода к власти в 1985 году вынудить население СССР значительно снизить потребление алкоголя.

Первой кампанией М.С. Горбачёва на посту лидера страны стала кампания по борьбе с алкоголизмом. Цены на водку подняли в три раза, винодельческим совхозам по югу СССР приказали вырубить все виноградники. Из кинофильмов удалялись сцены застолья, пропагандировались безалкогольные свадьбы. Кампания, проводившаяся нахраписто и бездарно, вызвала большое недовольство населения, которое часами томилась в многометровых винных очередях. Широко распространилось употребление одеколонов и денатуратов, что приводило к отравлениям людей, невзирая на дефицит дрожжей и сахара расцвело самогоноварение. В ходе кампании бюджет потерпел значительные убытки. Антиалкогольная кампания проводилась в стране, еще не пережившей шок от катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции. В мае 1985, выступая на партийно-хозяйственном активе в Ленинграде, генеральный секретарь не скрывал, что темпы экономического роста страны снизились, и выдвинул лозунг «ускорить социально-экономическое развитие». Антиалкогольная кампания была быстро свернута, не достигнув никаких результатов.

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил данные об отношении россиян к борьбе с алкоголизмом, развернутой 20 лет назад инициатором перестройки Михаилом Горбачёвым, и о том, что они думают о проблеме алкоголизма в современной жизни. Большинство россиян (58%) в целом позитивно оценивают антиалкогольную кампанию второй половины 80-х годов. В том числе 15% считают, что эта кампания была необходимо и многого в ее рамках удалось добиться; 32% полагают, что идея кампании была правильной, но при реализации ее допускались значительные перегибы и ошибки; 11% склоняются ко мнению, что идея была хорошая, но под напором противников не удалось довести задуманное до конца. Более трети респондентов (37%) отрицательно оценивают ту антиалкогольную кампанию как ошибочную с самого начала акцию.

Если бы сегодня была объявлена антиалкогольная кампания, то 58% россиян отмечают, что поддержали бы ее (в том числе 32% – безусловно и 26% скорее поддержали бы), а 36% – не стали бы ее поддерживать. Большинство сторонников проведения новой антиалкогольной кампании оценивают инициативу Горбачёва двадцатилетней давности со знаком «плюс» (+77 и –17%), большинство противников – со знаком «минус» (+28 и –67%). Среди женщин почти две трети положительно относятся и к «перестроечной», и к гипотетической нынешней антиалкогольной кампании (+65 и –29%), мнения мужчин относительно обеих кампаний разделились пополам (+48 и -47%).

Как бы предполагая возможность негативного взгляда на проводившуюся в 1985-1988 годы борьбу с алкоголизмом, Горбачёв в своих мемуарах пишет: «Антиалкогольная программа, принятая в мае 1985 года, до сих пор остается предметом недоумения и догадок. Почему решили начать с этой меры, рискуя осложнить возможность проведения реформ?»

Принятие антиалкогольной программы бывший генсек объясняет тем, что мириться далее с пьянством — «народной бедой» — было невозможно, хотя тут же отмечает, что «пьянство на Руси было бичом со средних веков». Стараясь ослабить бремя личной ответственности, Горбачёв утверждает, будто инициатива введения мер по преодолению пьянства и алкоголизма «принадлежала общественности». Стало быть, он здесь, можно сказать, как бы ни при чем. К тому же чересчур ретивые сановные контролеры, следившие за претворением в жизнь предначертаний партии (контроль за исполнением был поручен Лигачёву и Соломенцеву), взявшись за дело с неуемным рвением, «довели все до абсурда». Опять-таки он тут, вроде бы, ни при чем. Однако Горбачёв все же не отказывается от «доли» собственной вины. Только она у него хоть и «большая», но какая-то странная: «Что ж, должен покаяться: на мне лежит большая доля вины за эту неудачу. Я не должен был всецело передоверять выполнение принятого постановления. И уж во всяком случае, был обязан вмешаться, когда начали обнаруживаться первые перекосы. А ведь до меня доходила тревожная информация, что дело пошло не туда, да и многие серьезные люди обращали внимание на это в личных беседах. Помешала отчаянная занятость лавиной обрушившихся на меня дел — внутренних и внешних, в какой-то мере и излишняя деликатность. И еще одно скажу себе в оправдание: уж очень велико было наше стремление побороть эту страшную беду. Напуганные негативными результатами кампании, мы кинулись в другую крайность, совсем ее свернули. Шлюзы для разгула пьянства открыты, и в каком жалком состоянии находимся мы сейчас! Насколько труднее будет из него выбираться!»

Итак, «передоверил», «не вмешался», «не прислушался», «был занят», «хотел лучшего» — вот за что себя корит Горбачёв, говоря при этом, что сейчас мы находимся еще в худшем положении. Все это — словесная вуаль, скрывающая подлинный смысл антиалкогольной кампании 1985-1988 годов, превращающая ее в досадную ошибку человека, ведомого благородной идеей помочь в беде своему народу. Но, увы, не вышло.
И тут ничего не поделаешь .

Антиалкогольная кампания в СССР

В мае 1985 года в Советском Союзе начинается новая массовая антиалкогольная кампания. Чтобы искоренить пьянство, в ход шли все средства: от пропаганды здорового образа жизни до вырубки виноградников. Однако результаты получились весьма противоречивыми, население было недовольно, и в скором времени кампанию пришлось свернуть. Автор diletant.media Николай Большаков вспоминает, как проходила эта кампания.

Антиалкогольные кампании в Советском Союзе проводились не единожды. 1918, 1929, 1958, 1972 — все эти года ознаменованы массовой борьбой с пьянством. Но наибольшую известность получила кампания, инициированная Михаилом Горбачевым. Придя к власти, генеральный секретарь понимал, что потребление алкоголя стало массовым. В среднем на душу населения приходилось десять литров выпитого спиртного за год, и с этим надо было как-то бороться. Это прекрасно понимал не только новоиспеченный глава СССР, но и Егор Лигачев вместе с Михаилом Соломенцевым, которые стали идейными вдохновителями этой кампании. Грядущими планами Горбачев поделился с гражданами, когда посещал Ленинград во время своей первой поездки в должности генсека в мае 1985 года. А 7 мая вышло официально постановление № 410 «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения» от Совета Министров. Именно с этого постановления начинается антиалкогольная кампания в СССР.

Михаил Горбачев вместе с Егором Лигачевым — одним из вдохновителей кампании

Наступление по всем фронтам

У кампании тут же появился свой лозунг: «Трезвость — норма жизни». А самым громким рупором этого масштабного движения стала газета «Правда». «Следует считать совершенно недопустимым употребление спиртных напитков на работе, в общественных местах, расценивать такие случаи как аморальное, антисоциальное поведение, используя против пьяниц всю силу закона и общественного мнения», — писалось на передовицах этого издания.

Теперь из кинофильмов аккуратно вырезались сцены застолья и приветствовались безалкогольные свадьбы. Сам алкоголь можно было получить только строго в определенное время, а это от двух до семи часов дня, и строго в специальных магазинах. Были повышены штрафы за появление в нетрезвом виде, запрещалось пить при производстве. И по всей стране организовались общества трезвости и здорового образа жизни. Вообще планировалось постепенно сокращать производство водки на десять процентов каждый год, а винные изделия вовсе перестать выпускать к 1989 году. Потому антиалкогольная война нанесла большой урон винодельческой отрасли.

Очереди в магазины за спиртным били все рекорды

В Молдавии и в Абрау-Дюрсо, где вино является традиционным товаром производства, и во многих других местах массово вырубались виноградники. По официальным данным, только в Молдавской ССР было уничтожено 80 тысяч гектаров виноградных участков.

Самая активная фаза кампании пришлась с 1985 по 1987 годы. Будет объявлено, что благодаря таким действиям удалось предотвратить более миллиона смертей. На деле производство спиртных напитков сократилось вдвое, а выпуск винной продукции был урезан на две трети. Но все эти акции по борьбе с пьянством негативно сказались на населении. Прежде всего, резко выросла спекуляция, многократно увеличился спрос на сахар и другие товары, среди которых была и зубная паста, и одеколон, и прочие спиртосодержащие продукты. В спекуляции обвинялся каждый десятый работник из сферы торговли, а к ответственности за нарушение продажи спиртного было привлечено более 60 тысяч человек.

Около магазинов повсеместно случались драки и большие очереди. Многие люди перешли на самогон. Также появилось много наркоманов и токсикоманов и среди взрослых, и среди молодежи. По данным МВД СССР, употребление самогона и других одурманивающих веществ привело к отравлению более сорока тысяч человек, из которых одиннадцать тысяч погибло. Число больных наркоманией выросло в два раза с 1985 по 1987 года.

Во время одного из антиалкогольных митингов

Кампания ударила не только по населению, но и по советскому бюджету, который и так в то время страдал от дефицита. В сумме государственная казна недополучила 19 миллиардов рублей из торговой сферы. А из-за потерь в производстве вина недосчитались еще 6.8 миллиардов. Недовольства по всей стране в итоге вынудили Михаила Горбачева сбавить обороты антиалкогольной кампании. Вскоре последовала отменена монополия государства на торговлю спиртных напитков, и борьба с пьянством постепенно ушла в никуда. Иван Лаптев, председатель Всесоюзного общества борьбы за трезвый образ жизни, потом напишет: «Пить на Руси меньше не стали, культура питья не повысилась, зеленый змий, отлежавшись в подвалах и погребах, так и остался лучшим другом советского человека».

Самого Михаила Горбачева нарекут в народе «минеральным секретарем» и «лимонадным Джо». Тем не менее, кампания была высоко оценена мировым сообществом. «Она отсрочила смерти миллионов людей, подвергавшихся опасности лишиться жизни в результате несчастных случаях, алкогольного отравления или самоубийства», — говорилось в одном из докладов ООН.

Михаил: Горбачев: Антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой…

«. считаю, что антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась», — заявил в интервью «Комсомольской правде» президент СССР Михаил Горбачев. — «Это перехлесты с закрытием магазинов, особенно в Москве. Огромные очереди. Рост самогоноварения. Сахар пропал из магазинов. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы. И бороться надо непрерывно, постоянно. Думаю, и сейчас надо бороться с алкоголизмом. Если мы забросим это, будет еще хуже». — добавил он.

Горбачев пояснил, что не он был инициатором кампании: «К тому времени ЦК уже шесть лет занимался планированием антиалкогольных мер. Началось еще при Брежневе… Честно говоря, Леонида Ильича принудили согласиться с этой идеей Помню, Громыко (министр иностранных дел СССР) рассказывал: «Едем из охотничьего хозяйства «Завидово», я говорю: слушай, Леонид (они были на ты), что-то надо делать. Ужас же! Вся страна пьет. Брежнев молчит. Едем (за рулем сам Леонид Ильич — он любил машины). И вдруг генеральный говорит: «Знаешь что, Андрей, наш русский народ не может без водки». Но постепенно и его подготовили», — рассказал Горбачев.

По его словам, антиалкогольные меры поддерживали даже пьяницы, а от некоторых трудовых коллективов поступали предложения ввести полноценный сухой закон, и, по словам Горбачева, этот вариант так же прорабатывался. Отдельно Горбачев отметил, что не давал указаний вырубать виноградники: «Я таких указаний, естественно, не давал. Наоборот, речь шла только о том, что пищевого винограда не хватало. Все уходило на вино», заявил экс-генсек.

16 мая 1985 вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения».

Соответствующие Указы были приняты одновременно во всех союзных республиках. Исполнение было беспрецедентным по масштабу. Государство впервые пошло на снижение доходов от алкоголя, которые были значимой статьёй государственного бюджета, и стало резко сокращать его производство.

Инициаторами кампании были члены Политбюро ЦК КПСС М. С. Соломенцев и Е. К. Лигачёв, которые вслед за Ю. В. Андроповым полагали, что одной из причин стагнации советской экономики является общий упадок морально-нравственных ценностей «строителей коммунизма» и халатное отношение к труду, в которых был повинен массовый алкоголизм.

После начала борьбы с пьянством в стране было закрыто большое количество магазинов, торговавших ликёро-водочной продукцией. Нередко на этом комплекс противоалкогольных мероприятий в ряде регионов заканчивался. Так, Первый секретарь МГК КПСС Виктор Гришин закрыл многие алкогольные магазины и отрапортовал ЦК о том, что работа по отрезвлению в Москве завершена.

Магазины, в которых продавалось спиртное, могли делать это лишь с 14.00 до 19.00. В связи с этим бытовала поговорка:
«В шесть утра поёт петух, в восемь — Пугачёва, магазин закрыт до двух, ключ — у Горбачёва».

«На недельку, до второго», закопаем Горбачёва. Откопаем Брежнева — будем пить по-прежнему.

Были приняты жёсткие меры против распития спиртного в парках и сквериках, а также в поездах дальнего следования. Пойманные в пьяном виде имели серьёзные неприятности на работе. Были запрещены банкеты, связанные с защитой диссертаций, стали пропагандироваться безалкогольные свадьбы.

Кампания сопровождалась интенсивной пропагандой трезвости. Повсюду стала распространяться статьи академика АМН СССР Ф. Г. Углова о вреде и недопустимости потребления алкоголя ни при каких обстоятельствах и о том, что пьянство не свойственно русскому народу. Из кинофильмов вырезались алкогольные сцены, а на экран пустили боевик «Лимонадный Джо» (в результате прозвища «Лимонадный Джо» и «минеральный секретарь» прочно закрепились за М. С. Горбачёвым).

Жёсткие требования отказа от алкоголя стали предъявляться к членам Партии. От членов партии требовалось также «добровольное» вступление в Общество трезвости.

Официально зарегистрированные среднедушевые продажи спиртного в стране за годы антиалкогольной кампании снизились более чем в 2,5 раза. В 1985—1987 годах уменьшение государственной продажи алкоголя сопровождалось ростом продолжительности жизни, ростом рождаемости, сокращением смертности. За время действия антиалкогольного постановления рождалось в год по 5,5 миллионов новорождённых, на 500 тысяч в год больше, чем каждый год за предыдущие 20−30 лет, причём ослабленных родилось на 8% меньше. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года и достигла максимального значения за всю историю России, снизился общий уровень преступности.

Направленная на «моральное оздоровление» советского общества, антиалкогольная кампания в реальности достигла совершенно иных результатов. В массовом сознании она воспринималась как абсурдная инициатива властей, направленная против «простого народа». Для лиц, широко вовлечённых в теневую экономику, и партийно-хозяйственной элиты (где застолье со спиртным было номенклатурной традицией) алкоголь по-прежнему был доступен, а «доставать» его были вынуждены рядовые потребители.

Уменьшение продаж алкоголя нанесло серьёзный ущерб советской бюджетной системе, поскольку ежегодный розничный товарооборот в среднем сократился на 16 млрд рублей. Урон для бюджета оказался неожиданно велик: вместо прежних 60 миллиардов рублей дохода пищевая промышленность принесла 38 миллиардов в 1986 году и 35 миллиардов в 1987-м.
Массовое недовольство кампанией и начавшийся в 1987 году в СССР экономический кризис вынудили советское руководство свернуть борьбу с производством и потреблением алкоголя. По случаю 20-летия антиалкогольной кампании в 2005 году Горбачёв в одном из интервью заметил: «Из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно».

В апреле «Дилетант» собирал личные воспоминания о периоде антиалкогольной кампании. Вот некоторые из них:

Николай Сванидзе, журналист и историк: «Прекрасно помню времена, когда был запрещен алкоголь. За алкоголем тогда стояли огромные очереди, только отстояв их можно было достать спиртное. Не забуду перед одним из праздников колоссальную очередь за водкой в одном из Арбатских переулков. Тогда я впервые увидел милиционера с автоматом. В аптеках исчез весь одеколон, а в магазинах — все спиртосодержащие товары. В Грузии и Молдавии были вырублены виноградники. У меня теща на работе получала к праздникам талоны на шампанское, она мне звонила и радостно говорила: «Коля, Коля, выдали талон на шампанское». И я был счастлив, поскольку это значило, что мне на одну очередь меньше стоять нужно было. Общее ощущение униженности было, ведь для покупки спиртного к празднику необходимо было выстоять очередь. Конечно, мы к ним были привычны, но еще одна дополнительная была совсем ни к чему».

Сергей Калашников, председатель Комитета Госдумы по охране здоровья: « Доставали алкоголь мы очень просто, покупали ночью у таксистов. Я очень хорошо помню Новый год 1985−1986 годов. Тогда я был секретарем парторганизации. Мы отмечали праздник так: в коллективе, в помещении института было громко объявлено, что мы пьем только чай. Действительно, на столах стояли исключительно чайники и чашки, как положено. И мне все предлагали попробовать чай и с ожиданием на меня смотрели. Стало подозрительно, и я попробовал. Оказалось, что это был коньяк. Тогда я ответил, что «чай» хороший, давайте его пить. Новый год у нас прошел отлично».

Геннадий Гудков, политик: «Я работал в комсомоле, а там много и серьезно пили. Особенно когда проходили представительские мероприятия. «Сухой закон» всерьез никто не воспринимал. Доставали алкоголь всеми возможными способами, подпольно покупали в магазинах, искали через знакомых. Вино, водку и коньяк передавали в чайники, прятали в грелках. Кто пил, так и продолжали, но делали это менее публично, только среди своих. Считали, что просто надо это время как-то перетерпеть, как пережили время, когда сеяли кукурузу везде, даже в северных регионах. Все происходящее воспринимали как блажь властей. Боролись с водкой, но безуспешно, потому что водка всегда побеждала в России».

Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга*: «Очень хорошо помню антиалкогольную кампанию. Я был тогда вполне сложившимся человеком. Работал ведущим инженером в НИИ. Главным образом исчезли из магазинов хорошие вина. И помню, что на работе приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы принести какой-нибудь алкоголь, когда мы хотели отметить день рождения или какой-нибудь праздник. Но мы справлялись с этой задачей. Помню, на улицах и даже в магазинах, устраивали какие-то облавы. В винных в дневное время, проверяли, не покупает ли кто что-нибудь».

____
* Его «Дилетант» опрашивал в 2012 году.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector