0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Но чтобы наши мамочки не мучились

Я выросла в дефиците маминой любви, а теперь она жила в неосознанном дефиците моей

Мама любила чистые окна. Чистые окна и выстиранные шторы.

Я ее понимаю: прозрачное окно — это иллюзия его отсутствия и соединения с природой. Будто вот тот тополь совсем рядом — только протяни руку. А если окно грязное, то это напоминание, что ты отгорожен от внешнего мира, в котором ездят машины, дымят заводы и строят бензоколонки.

Мама любила чистые окна, но не любила их мыть. Пока мы жили вместе, их мыла я. Каждую неделю. Зимой — только внутри, во все остальные сезоны — везде. Мама просила, и, если я не выполняла просьбу, она обижалась. Плакала и пила валокордин.

Мамин валокордин — отличный мотиватор. Я шла и мыла окна, хоть я и ненавижу убираться. Но еще больше я ненавижу, когда пахнет валокордином.
Золушка Олюшка. Золюшка.

Я устала мыть окна и выскочила замуж. За того, кто не повернут на чистоте и кому плевать на грязные окна. Я уехала от мамы, стала жить с мужем на его жилплощади. Мама капризничала, требовала меня обратно, ждала, когда я наиграюсь в жену. Я ездила к ней все реже. Потому что каждая поездка — это уборка. А если я устала, то тоже уборка, но через валокордин.

Потом я родила сына, и мне стало совсем не до чужих грязных окон.

Мама на меня привычно обижалась, я привычно оправдывалась. Классическая созависимость, осознанная с моей стороны.
— Мам, я не могу ехать из другого города, чтобы вымыть тебе окна. У меня семья, маленький ребенок, куча дел. Есть такая служба клининговая, я оплачу, придет человек и помоет тебе окна.
— Чужой человек?! — ужасается мама.
— Да. Придет, помоет и уйдет. У него работа такая.
— Придет человек и спросит: «Вы что, одинокая?» Я скажу: «Нет, у меня дочь есть». Человек спросит: «А почему она не помоет вам окна?» И я умру со стыда.
— Не умирай. Объясни ему, что ты хочешь, чтобы окна мыли каждую неделю. А твоя дочь живет в другом городе. и у нее грудной младенец.
— Ужасно это все. Чужие люди моют мне окна, будто я сама не могу.
— Но ты не можешь!
— Я родила того, кто может.
— Он тоже не может.
— Он не хочет! И это очень стыдно.
— Мама, я у себя дома не мыла окна два сезона. Даже три. Мне некогда.
— И тебе не стыдно?
— Нет. У меня были другие, не менее важные дела.
— Окна — это душа хозяйки. Чистые окна и вкусный борщ. Если у тебя грязные окна.
— Я плохая хозяйка, и меня это устраивает.
— Я просто не понимаю, в кого ты такая. Я бы умерла со стыда.

Я бесилась. Бросала трубки.

Нервотрепка и манипуляции — это встроенная функция в базисную комплектацию моей мамы. Она любила, чтобы все было так, как хочет она, и тогда, когда ей удобно. Такое чувство, будто ей не нужны чистые окна, ей нужны окна, вымытые именно мной.

Однажды она попросила отвезти ее на дачу с саженцами. Во вторник. Я не могла во вторник, могла в четверг.
— Мам, давай в четверг?
— В четверг я уже обратно поеду. Мне нужно во вторник.
— Давай я найду водителя, заплачу ему, и он тебя отвезет.
— Чужой человек?! Что скажут соседи? Скажут: «А где твоя дочь, почему ей нет до тебя дела?» Стыдоба.

Я поняла: маме не надо было на дачу, ей надо было, чтобы на дачу отвезла ее я.
Я злилась. Сопротивлялась. Орала. Плакала. Умоляла. Объясняла. Бросала трубки. Звонила вновь. Мама же.

Несколько лет у меня ушло на понимание того, что это мамино «самодурство» — на самом деле подсознательное желание быть рядом, компенсировать тот факт, что за всю мою на тот момент 30-летнюю жизнь вместе мы жили только 5 лет.

Мама не растила меня, у нее на это не было времени, а сейчас есть, и она заманивает меня к себе, но теперь у меня на это нет времени. И вообще, классная штука своевременность — это когда два человека совпали по времени и интересам в одном моменте, который нельзя сместить на потом. Нельзя выбрать любое удобное время, чтобы понянчить дочь, надо нянчить ее, пока она маленькая. Пока мама искала на это время, я уже выросла, и мне не нужна мама, которая нянчит, я научилась извлекать материнское тепло из других источников.

Но поколение наших мам не склонно к рефлексии и никогда не признает своих ошибок. Мама хотела ко мне на ручки, хотела быть рядом, обратить на себя внимание, но просто не знала другого языка коммуникации, кроме ультиматумов.

Осознание этого факта сделало меня мягче. Я больше не злилась — я читала между строк. Мама ставила задачи для меня с единственной целью: увидеть меня. А я предлагала заменить себя клинерами и водителями за деньги.

Зачем ей чужие люди в ее жизни? Ей дочь нужна.

Я стала приезжать к ней чаще. Брала сына и приезжала к маме на несколько дней, а иногда на целую неделю.

Мама трактовала эти мои приезды иначе: она решила, что я сбегаю от мужа, и у нас все плохо, и эти отъезды — предвестники развода.

— Вы разводитесь?
— Мам, что за ерунда, у нас все хорошо.
— Ну не хочешь — не говори.

Поколение наших мам никогда не бывает не право, ага.

Жизнь — удивительный бумеранг. Она сама насаждает справедливость. Я выросла в дефиците маминой любви, а потом мама жила в неосознанном дефиците моей. Жизнь забавлялась, дирижировала ситуацией.

Потом мама сильно заболела.

Я сначала не поняла, что все серьезно, думала, очередная манипуляция. Манипуляции здоровьем — самые эффективные. Они гарантируют, что я в любое время дня и ночи брошу все и поеду к ней — спасать. А на деле окажется, что никого спасать не надо. То есть надо, но не от скакнувшего давления, а от приступа нелюбви.

Однажды я ехала к ней в ночи, беременная, после ее звонка, что ей плохо. Мама плакала в трубку. Я стала собираться, поругалась с мужем, который пытался меня не пустить, и помчала по ночному городу, 2 часа на пределе скорости, чтобы убедиться, что мама. сладко спит.

Но в тот раз все было серьезно. Мама ослабла, не смогла ходить без поддержки, сначала попросила ходунки, а потом пересела в инвалидную коляску. А потом совсем слегла. Я понимала, что ей нужен уход. Стала искать сиделку с медицинским образованием. Оказалось, что это очень дорогая услуга. И чем тяжелее пациент, тем дороже (ведь это надо поднимать, мыть и т. д.). Средняя цена такого ухода с учетом маминого веса — 65 тыс. рублей в месяц. Это без всего, только работа. А еще памперсы, медикаменты, продукты. Получалось вообще под сотню.

Но самая большая проблема, которую я предвидела, это даже не деньги. Это тот факт, что за мамой будет ухаживать чужой человек. Не я.

Я прямо видела мамины слезы и вот это ее коронное «Я умру со стыда».
Соседи спросят: «У тебя что, дочери нет?»

Я приняла решение переехать к маме. С сыном. Это был август. Я отдам ребенка в сад в сентябре. И буду ухаживать за мамой. Муж был ошарашен этим решением. Я его с собой не звала, потому что понимала: он не поедет. Он с 14 лет живет один, с 23 — со мной, он разучился жить на чужой территории. А тут уехать в чужой дом, в ковры, в хрусталь, в бесконечные манипуляции.

— Мы будем приезжать к тебе на выходные, — успокаивала я его. — Ну считай, что мы на заработки уезжаем. Зарабатывать 100 тыс.

Муж считал решение провальным. Он готов был устроиться на вторую работу и найти возможность оплачивать сиделку теще. Да и я могла на работу выйти, сына — в сад.

Я не знала, как объяснить мужу то, что маме не нужен чужой человек. Муж не знал, как объяснить мне, что я в очередной раз поддаюсь на манипуляцию.

Мы разъехались на пике непонимания друг друга. Семья — это поддержка. Поддержка — это раскрыть зонт в дождь над тем, на кого ты очень сердит. Потому что как бы ты ни был сердит, ты его любишь, а любовь сильнее обид и непониманий.

Я сидела под дождем и не чувствовала ничьих зонтов. У меня был один зонт, и я раскрыла его над мамой, а не над мужем, потому что маме нужней. Мама больна. И мама у меня одна, другой не будет.

Я выдержала полгода. 6 месяцев бытового ада.
Я — объективно — плохая сиделка. Потому что я не сиделка.
Мне не хватало терпимости и принятия. Не хватало сил не морщиться, если плохо пахнет, не прятать проступающую брезгливость, не злиться на то, что я сама выбираю такую жизнь, и никто не понимает этого выбора, и я сама уже не понимаю его.

Нет, я обеспечивала маме уход с максимальной отдачей, мыла, меняла, стирала. Это было мучительно, но необходимо. Но я каждую секунду ощущала себя живым человеком, запертым в капкан обязательств.

Ситуация усугублялась тем, что я давно стала мамой своей капризной маме, а боль делала ее озлобленной, язвительной, колющей. Она постоянно была недовольна, морщилась, отталкивала мои руки, говорила страшные вещи. Я жила в мареве негатива.

И от несправедливости у меня постоянно текли слезы. Ибо взрослый полный памперс хотелось бы выносить под тихое и благодарное «спасибо», а не сквозь оскорбления в адрес моей безрукости.

Уже потом я пойму, как же унизительна маме была ее неподвижность, как невыносимо чувство, что она обуза, как это страшно, когда старость обрушивается на тебя всей своей безжалостной сущностью. Корежит тебя, бьет, эта старуха Изергиль.

Это был мой личный стокгольмский синдром: мама взяла меня в заложники, обижала, делала больно, и чем громче она ругалась и оскорбляла, тем жальче ее мне было, тем страшнее за нее. Я была глубоко несчастна те полгода. Я приезжала на выходные и падала в руки мужа в ожидании реабилитации любовью и весельем. Это были мои выходные от старости, от безнадежности, от страха, что жизнь заканчивается так мучительно неприглядно.

Но муж не хотел моего нытья и не хотел никого жалеть. Он хотел жить со своей семьей, он ее для этого и создавал и не понимал, почему в будни он вынужден быть холостяком. И за выходные мы не успевали создать заново то, что разлучено в будни.

В общем, в один из четвергов я устала. Я посмотрела в чистое окно и поняла: еще немного — и я в него выйду. Я просто больше не могу. Не могу делать то, в чем я неэффективна, то, что от меня ждут, то, что считается правильным, но на деле мучает всех.

Я вошла в мамину комнату с красивой женщиной моего возраста и сказала:

— Мама, это Наталья Ивановна, твоя сиделка.
— А ты? — спросила мама.
— А я домой, — ответила я.
И мама заплакала. И я заплакала.
Но это были разные слезы.

Я вернулась домой. Вышла на работу. Чтобы зарабатывать на жизнь вместе с мужем. Стала залечивать хромающую семью.

А мама. Мама вдруг очень быстро. пошла на поправку. Через месяц садилась на коляску, потом встала на ходунки, потом ходила почти сама.

Просто сиделка была профи, она умела отличить капризы от необходимости и сама устанавливала правила. Она не мыла окна, когда этого хотела мама, а мыла тогда, когда этого требовала необходимость.

Мама поняла, что в ее доме хозяйничает чужая женщина с короткой стрижкой, которая не ведется на ее манипуляции. И единственный способ от нее избавиться — сделать ее пребывание в квартире нецелесообразным. А для этого нужно выздороветь.

Это хорошая история и очень поучительный опыт, целая шкатулочка моих личных прозрений.
Про то, что в паутину некоторых манипуляций люди падают по собственной воле и им это необходимо, потому что они не могут по-другому, про то, что некоторые долги необязательно отдавать самому, про то, что смотреть в чистые окна гораздо интереснее, когда за ними пейзаж, выбранный тобой, а не обстоятельствами.

И про то, что как правильно любить тех, кого вы любите, решаете только вы.
И ваши любимые люди вправе распорядиться вашей любовью так, как они считают нужным.

А вы. А вы сами — сами! — определяете чистоту своего окна и сами выбираете окна, за которыми прячутся ваши восходы и закаты.

Опубликовано с разрешения автора Ольги Савельевой.

-Чтобы ты не мучился и ребёнка не мучил, скажу сразу, Егор не твой сын-

Глава 17 продолжение рассказа «Прошлое должно остаться в прошлом»

После ухода Лизы Платон положил фотографии Олеси обратно в альбом, поправил на вешалке её платье и блузку и решил немного прогуляться. Стены давили, хотелось больше воздуха.

Он решил поехать на набережную, посидеть у воды и успокоиться. Это только Лизе казалось, что он спокоен и ничего не может выбить его из равновесия. Он прежде всего человек со своими слабостями. Эта истерика, устроенная девочкой, выбила его из привычной колеи.

На набережной было много народу, звучала музыка и он немного отвлёкся. Занял столик, заказал кофе и стал смотреть на воду. Он был рад, что приехал именно сюда. Его внимание привлекла женщина с ребёнком. Женщина дала ему подзатыльник за то, что тот испачкался, уронив на себя пирожное.

Платон не мог пошевелиться, руки дрожали, он пролил кофе, но не обращал на это внимание. Подойдя к столу, он узнал Жанну и сына Егора.

-Жанна, привет! Сынок, здравствуй!-

-Я твой папа. Ты меня не помнишь. Ты был ещё совсем маленький, когда мама увезла тебя в Италию-

-Егор, иди погуляй, только далеко не отходи, чтобы я тебя видела-

-Ну, здравствуй, папаша! Чтобы ты не мучился и ребёнка не мучил, скажу сразу, Егор не твой сын. Ты бесплоден и я не могла от тебя забеременеть. А от другого сразу. Поэтому не суетись и не попадайся нам на глаза. Не порть жизнь ребёнку. Он зовёт отцом совсем другого человека, а ты всегда был для него чужим. —

-Так ,разрешение на вывоз ребёнка за границу тебе подписал его биологический отец?-

-Да! Наконец-то до тебя дошло! Пока, страдалец. Завтра мы улетаем в Италию. Муж здесь улаживает дела с партнёрами.-

И она походкой от бедра пошла прочь от ошарашенного Платона.

Он был раздавлен, нет он был просто уничтожен. Быть обманутым и находиться в неведении столько времени. Что чувствуют мужчины, услышав это унизительное, ребёнок не от тебя? Они ничего не чувствуют, потому что все чувства сгорают, внутри пустота.

Когда он знал, что у него есть сын, пусть далеко, пусть растёт не с ним. но он есть. Это грело его душу и жила надежда на встречу. Теперь её нет, как нет возможности иметь ребёнка от другой женщины.

Он вспомнил Олесю и её желание иметь детей. Вспомнил, сколько она просила его пойти и провериться. А он тешил себя , что у него есть ребёнок и проверяться незачем. Около него стоял официант и спрашивал, будет ли он ещё заказывать кофе, тот уже остыл. Но он так был погружён в свои мысли, что очнулся только тогда, когда его молодой человек тронул за локоть:

-А! Вы что-то спросили?-

-Да, вы будете ещё кофе?-

-Да и 50 граммов коньяка-

Он выпил залпом коньяк, обжигающий кофе привёл его в чувства и расплатившись с официантом. он поехал домой.

Уснув только под утро, он не смог пойти на работу. Позвонив Ивану, сказал, что его не будет. Весь день у него было ужасное состояние. Не хотелось есть, не хотелось пить, не хотелось жить!

А что делать в таких случаях он не знал и сам от себя не ожидая, позвонил Олесе. Она давно удалила его номер телефона из своей записной книжки, поэтому не сразу поняла, кто звонит. Но услышав его голос вздрогнула и выпрямилась на кресле, как будто он её мог видеть.

-Привет, это я. Не забыла мой голос?-

-Вот услышала и вспомнила. Ты что-то хотел?-

-Ты знаешь, мне так плохо и оказалось даже позвонить некому, чтобы поговорить по душам. Только ты. Сможешь ко мне приехать?-

-Нет, Платон. Приехать не смогу. Если хочешь выговориться, давай в кафе встретимся, у меня будет перерыв на обед .Полчаса тебе хватит?-

-Хорошо. Спасибо, что не отказала.-

Но он не приехал, посчитал, что это была минутная слабость. Так, мужики себя не ведут. Встал, принял холодный душ, он отрезвил не только голову, но и освежил душу.

-Жизнь продолжается- сказал он себе и поехал на работу.

Но чтобы наши мамочки не мучились

Здравствуйте, люди добрые!
Сижу в одной комнате, а в другой спит сейчас моя мама. Ей 60, она инвалид 2 группы, перенесла в 2010 году операцию по удалению молочной железы.
Жила в тамбовской области вместе с моим братом в одном доме в сельской местности. Брат пил, выматывал ее, обижал. Сколько нервов она потратила с ним. Все никак не соглашалась уехать от туда. Я каждый раз нервничала из-за их конфликтов. Мама постоянно была под наблюдением онколога, ездила в Тамбов получать лечение.
В 2014 году наконец-то удалось перевезти ее в Калугу в квартиру, купленную мной совместно с моим мужем в ипотеку. Здесь она получает лечение по онкологии, здесь онкоцентр.
Сама живу на Севере в Республике Коми.
Состояние мамы стало ухудшаться с апреля месяца, в конце 2014 года нашли рецидивы в костях и печени. Появился кашель, от которого она задыхается.
Я взяла отпуск и срочно приехала, но увидев какая она слабая и как вымоталась за эти пару месяцев, принимаю решение уволиться с работы дистанционно и остаться здесь, провести последние месяцы ее жизни с ней.
Разговаривала с онкологом, в ближайшее время повезу ее на дообследование легких. Мама плохо ходит сама, буду обращаться за помощью в скорую, чтобы дали машину транспортировать ее.
Сейчас она слабая, боли каждый день в костях, измученная, ест мало, как котеночек, в основном лежит, спит, просыпается часто от кашля, который ее мучает.
Ужасно наблюдать как умирает мама.
Я стараюсь все сделать, но понимаю, что не все в моих силах. Каждый день плачу, выхожу из квартиры, иду в магазин и реву. Стараюсь не показывать ей своих слез.
Ее настраиваю на хорошее, что будем лечиться, восстановимся.
Но каждый раз впадаю в отчаяние.
Работа для меня теперь это круглосуточный уход и присмотр за моей мамой.
Я человек очень впечатлительный, эмоциональный, каждый день с ней для меня огромный стресс, видеть как она мучается.
Муж обещал приехать к концу июня, а для меня это такая вечность.
Звонила родственникам в тамбовскую область вся в слезах, но они приехать не могут.
Нахожусь в Калуге одна и здесь нет ни друзей, ни знакомых.
Мне очень нужна помощь психолога.
Прошу вас слова успокоения и поддержки.

Анна , возраст: 31 / 06.06.2015

Здравствуйте, Анна! Вам сейчас тяжело, но маме намного легче, от того, что вы рядом. Скорее всего она понимает своё состояние, но ей очень важно ваше присутствие, забота, ласка и просто улыбка. Вы замечательная дочь! Очень хочется вас поддержать. Держитесь! Ваши близкие и родные вас любят, но у всех наверно обстоятельства, они не могут быть рядом, но думаю, душой и сердцем они с вами, особенно муж, ведь так! Анечка, сил вам и терпения!

Ирина , возраст: 27 / 07.06.2015

Анна,милая,какая Вы сильная женщина!И Ваши действия сейчас достойны уважения и восхищения!То,что Вы с мамой сейчас в самые тяжелые моменты ее жизни,это огромная помощь маме,в первую очередь в эмоциональном плане!Все,что я хочу Вам сказать,это то,что Господь видит Ваши старания,чувствует Вашу и мамину боль и прямо сейчас Он с Вами!Просите Его об утешении,чтобы Он ослабил мамины страдания. И помощь непременно придёт!Вы сейчас все правильно делаете,молитесь почаще о маме. И Вы же помните-Господь не даёт нам Выше наших сил!Держитесь,Анюта!С молитвами о Вас и Вашей маме, Марина

ultramarinka , возраст: 29 / 07.06.2015

Здравствуйте орогая Анна . Вам очень тяжело . Постарайтесь думать , чем маму порадовать , это будет отвлекать от плохих мыслей . Чем можете помогайте ей переносить страдания . Говорите добрые слова , как вы ее любите , вспомните что то хорошее из прошлого . Самое действенное молиться за нее , чтобы Бог помог ей терпеть и может поправиться . Просто своими словами можно . Господи , помоги нам пожалуйста . И мысли будут приходить хорошие . Хоошо святым маслом мазать . Еще если вас это утешит , страдания очищают душу , и претерпев без упреков человек попадает в рай в случае смерти . Конечно надейтесь , что она поправится и ей будет легче . Благодарите ее словами за то что она для вас делала . Старайтесь смотреть на все как есть спокойно . Делая , что в ваших силах . Расходуйте свои силы с пользой . Подайте записку в храм , если мама крещеная .

Нина , возраст: 40 лет / 07.06.2015

Здравствуйте.
Я прошел подобную беду в своей жизни, мама умерала от рака на моих глазах, мучалась и страдала. За неделю до своей кончины она попросила нас позвать батюшку, чтобы он ее покрестил. Наша семья была далека от церкви, никто крешеным не был , ее просьба нас очень удивила. Мы все сделали как она просила, после крещения вроде ничего не изменилось , но маме стало спокойнее, смерть ее уже не так страшила. Она дала нам наставление и через несколько дней она ушла. Ее путь на земле закончился , ее страдания прекратились и она теперь на небе. Я верю что ей там гораздо лучше, чем нам здесь. Нас ждет тот же путь, не будем унывать и отчаиваться. Держитесь дорогая Анна, помощи Божией в преодолении этой беды.

Александр , возраст: 21 / 07.06.2015

Дорогая Аннушка,крик вашей души не может не обратить на себя внимания.Вы уже не маленькая девочка,вы уже догадываетесь,что жизнь сложна и непредсказуема.Защититься от её невзгод нет никакой возможности,как от плохой погоды.Это вы понимаете?Значит, надо и принять,как данность.Любой человек,понимающий вашу чувствительность к невзгодам,понимает,как вам тяжело.Это тоже данность.Вам с этим жить,как и миллионам других таких же людей.Поверьте,что в вашем возрасте меня тоже ещё не коснулись такие сильные переживания,как вас сейчас.У каждого это бывает в разное время.И ,конечно,чем позже,тем легче перенести,т.к.человек с жизненным опытом больше познает,мудреет,смиряется с неизбежным.Придёт время и вы сами будете стоять у такой же жизненной черты,как я сейчас,например,в своём возрасте со своими болезнями,когда живёшь уже только на лекарствах.Подумайте лучше о том,чтобы не укорачивать свой век.Больным сколько смогут,помогут врачи.А вы со своей слабой нервной системой уподобляетесь тому спасателю,когда сам плавать не умеет,а берётся спасать.У каждого своя судьба и свой век! Не вмешивайтесь в промысел Божий! Вы то ещё и этого не прожили.Говорю вам,как ваша мать по возрасту.Думайте лучше о том,как сберечь отношения с мужем,а не ввергать его в круговорот ваших неоправданных(по своей интенсивности) переживаний, о детях( если есть),о работе,которая вас кормит,чтобы потом не остаться на руинах неоправданным надежд.Жизнь только по молодости кажется приятным приключением.На деле- это очень скользкая дорога.Аня,себя поддержите успокоительными.Не драматизируйте естественный ход событий,чтобы маме не пришлось оплакивать вас.Это для неё ещё страшнее,чем вам сейчас.Будьте умницей!

Людмила , возраст: 65 / 07.06.2015

Здравствуйте, Анечка! Ничего Вам не могу посоветовать. Только молиться. Ходить и повторять все время: «Господи, помилуй!» Он один может Вас сейчас утешить!. Мне Вас искренне жаль. Вы умничка, что маму не бросаете! Дай Вам Бог сил, счастья, и Вашей маме выздоровления! Я с Вами!

Страшила , возраст: Много / 07.06.2015

Анечка! Очень понимаю, как Вам тяжело сейчас. Наступил непростой период для вашей семьи.
Может вы слышали про такого Святого (почти нашего современника) Луку Крымского, найдите ему молитву, помолитесь за мамочку. В Интернете очень много историй о помощи этого замечательного Святого.
Мне кажется, что в данной ситуации поможет именно вера в Господа Бога и упование на его помощь. А там будь как будет.
Онкология — это такая зараза.. сколько жизней она уже забрала.
Держитесь Аня. Желаю сил Вам и сил вашей маме.

Алиса , возраст: 32 / 07.06.2015

Анечка, дай Бог Вам терпения и мужества перенести это трудное испытание. Почитайте сайт http://www.boleem.com/ — там много мудрых слов о том, как надо относиться к тяжелым болезням, как их воспринимать и переносить, как проникнуть в их смысл. Не унывайте, дорогая Аннушка.
Есть еще очень хорошая книга митрополита Антония Сурожского «Жизнь. Болезнь. Смерть», где он рассказывает, в том числе, и о своем опыте переживания маминой болезни и кончины. http://azbyka.ru/otechnik/Antonij_Surozhskij/zhizn-bolezn-smert/2_3
Помоги Господь.

Мария , возраст: 52 / 07.06.2015

Спасибо Вам добрые люди за ваши слова помощи! Столько слов поддержки. Сейчас ваши слова для меня как воздух!
Стараюсь настраивать себя на хорошее, что она поправится. Буду молиться.
Здоровья Вам всем!
Я очень желаю, чтобы врачи наконец-то нашли лекарство от этой страшной болезни, забирающей наших родных и близких!

Анна , возраст: 31 / 07.06.2015

Предыдущая просьба Следующая просьба
Вернуться в начало раздела

Но чтобы наши мамочки не мучились

Уже эксперт — спрашивайте совета!

Группа: Пользователь
Сообщений: 271
Регистрация: 2.2.2007
Из: Москва ЗАО
Пользователь №: 1462
Награды: 4

Не смогла пройти мимо, и полностью поддерживаю их обращение!

( вся инфа скопирована с ресурсов detki.tyumen.ru , svetlana75.livejournal.com , www.1tv.ru/news/social/160401)

Новости на первом- www.1tv.ru/news/social/160401

СПИД-ИНФО №25 за 2009 год
автор — Александр Никонов
Добей, чтоб не мучился!
Рождение в семье дебила – трагедия. А граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений.
ПОЭТОМУ АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО НОРМАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ СДАЕТ БРАКОВАННЫХ ДЕТЕЙ ГОСУДАРСТВУ.
Оно у нас доброе, возится с ними подальше от глаз людских, потому что зрелище это не слабонервных. Наши приюты и так-то не сахар, а уж богадельни для слабонервных вообще туши свет… Может показаться, что дебилу лучше расти в семье, но это обманчивое впечатление.
Потому что семьи, забравшие из роддома слабоумного ребенка, обычно распадаются. Как правило, мужчина не выдерживает этого ада и уходит. Соответственно, ад для женщины удваивается. И усиливается с годами, потому что женщина понимает: опорой в старости слабоумный ребенок ей не станет, напротив, до смерти будет обузой. А самое страшное – что с ним случится потом? Если в приютах дебилы растут в обществе себе подобных и хоть как-то социализируются, там за ними смотрят, то куда пойдет 40-летний слабоумный, внезапно лишившийся материнской опеки? Кому он нужен?
Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта или так называемых искусственных родов (сверхпоздний аборт) – в обоих случаях прерывается жизнедеятельность не самоосознающей человеческой личности, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная… Сейчас в мире много говорят об эвтаназии, когда неизлечимо больной человек, испытывающий адские боли, просит врачей его умертвить, чтобы избавить от невыносимых мучений, и врачи его просьбу выполняют. Но иногда больной не может сам попросить об этом последнем акте милосердия, например, когда он лежит в коме, и врачи говорят, что никогда из нее не выйдет – по сути, человек превратился в «овощ». Тогда в дело вступают ближайшие родственники и просят отключить «овощу» поддерживающую жизнь аппаратуру. Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дебила. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об этом не может. Надо ему помочь.
Это и есть гуманизм.

вообще этот автор уже не в первый раз призывает «добивать»
вот его ЖЖ a_nikonov

и вот пост за 2007 год

Пишет Александр Петрович Никонов (a_nikonov)
2007-10-28 00:22:00

Добить, чтоб не мучились
Известно, что людей обижать нельзя. Самые обидчивые люди — это арабы. Достаточно нарисовать невинную карикатуру, в которой изобразить Мухаммеда в виде свиньи, как по всему миру поднимается гортанный вой. И западные гуманные леваки советуют поприжать свободу слова, дабы не обижать ранимых.
Феминистки тоже очень обидчивы. Их обижают стереотипы, анекдоты о блондинках и загадочный сексизм. Но феминистки тоже люди, и их тоже нужно пожалеть.
Еще очень обидчивы негры. Эти также везде ищут расизм. Особенно в анекдотах про негров. Но и негры тоже люди! И нам тоже нужно их пожалеть и прикусить языки.
А вот сегодня был в гостях, и по телевизору показали рекламу с участием бобров. Бобры рекламировали кредитные карточки какого-то банка. И присутствующая дама вдруг в шутку сказала:
— Эту рекламу нужно запретить: она меня унижает. Потому что у бобра есть кредитная карточка, а у меня нет.
И вот что я подумал. Все может кого-нибудь обидеть. Поэтому всем со всеми нужно быть очень аккуратным и не болтать языком, как помелом, чтобы кто-нибудь что-нибудь не подумал. Лучше вообще держать язык за зубами, а то сядешь. Но есть и другой вариант. Тоже гуманный. Может, если существуют такие обидчивые люди с обнаженными нервами, убить их всех, чтобы не мучились?

вот такое письмо я отправила сегодня в редакцию газеты СИ и очень прошу это же сделать и вас (адрес редакции [email protected] ) перепост также приветствуется!

Уважаемая редакция газеты СИ!
Опубликованный вами материал «Добить, чтобы не мучились», автор А.Никонов (№25 за 2009 год), является откровенно экстремисстским, фашистским, оскорбительным, ущемляющим права инвалидов и их родственников.
Как мать ребенка-инвалида (как человек с активной гражданской позицией) я требую от вас и от автора данной статьи публичных извинений на страницах вашего же издания.

если после наших писем в редакцию извинений не последует — я намерена подать в суд и на газету, и на автора.

UPD
Для того, чтобы создать хорошие перспективы для судебных разбирательств, письмо необходимо продублировать по почте, заказным, с уведомлением. При этом сохранить и документы об отправлении, и о вручении, и ответ, если он будет.
Адрес: г. Москва, 125284, а/я 42, ООО «С-инфо»
************************************

Я письмо отправила. И очень жалею, что в него нельзя было вложить заряд той ярости, которую я испытала. Любые дети имеют право на жизнь.
С ЛЮБЫМ РЕБЕНКОМ такое может приключиться вне зависимости от даты рождения.
Сегодня он здоров, а завтра нет.
Как такое могло написать человеческое существо — мне неведомо.
Нельзя допустить, чтобы такие взгляды распространялись со страниц СМИ.
Нельзя!



Я люблю ненавидеть жизнь, это не значит, что я её ненавижу — это значит, что я её люблю.(с) House

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector